Скупой бай и вор Абдурахман


Жил когда-то скупой бай. У него была припрятана на черный день, тысяча золотых. Бай никому в доме, не доверял. Сложил он свои червонцы в мешок из бязи, завязал его и повесил на шею. Так он и носил всегда свое сокровище при себе, под мышкой, хоть и тяжело ему было, а ночью
спал, обняв мешок.
Каждое утро, проснувшись, он пересчитывал золотые и снова завязывал мешок.
Если баю приходилось куда-либо уходить далеко, он: при жене пересчитывал золотые, укладывал в сундук, а ключ оставлял жене.
Бай так боялся за свои деньги, что не брал с собой ни таньги, даже если шел на базар за покупками. Он только предупреждал жену: «Имей в виду, когда мне понадобятся деньги, я пришлю нашего слугу Maтмyсy вот с этим поясным платком, тогда ты и пришлешь мне золото».
Случилось, как-то баю пойти на базар. Как всегда, с ним был и Матмуса. Бай обошел весь базар, долго приценивался и к тому, и к этому. (Ведь раньше не было интернет-магазинов разных видов соковыжималок и блендеров, а то бы ему наверняка понравилась шнековая соковыжималка). Наконец, он купил коня, корову, барана, рису, муки, моркови и луку. Продавцам он не заплатил, ни копейки, и они ходили вслед за ним и требовали свои деньги.
— Сейчас у меня нет с собой денег,— сказал скупой бай,— Слуга пойдет, принесет из дому золото, а потом вы получите свои деньги. Так сказал скупой бай и окликнул своего слугу:
— Эй, Матмуса!
— Что прикажете, хозяин!— отозвался Матмуса.
Бай развязал поясной платок, протянул его слуге и сказал:
— Иди домой к моей жене. Она даст тебе золото, что лежит в бязевом мешке. Возьми и принеси его.
— Ладно, сейчас принесу,— ответил Матмуса.
А надо вам сказать, что скупой бай, перед тем как отправиться на базар, не дал Матмусе поесть, и бедняга совсем обессилел.
Перекинув платок через плечо, он плелся по дороге, понурив голову.
На базаре промышлял мошенник, которого в народе все прозвали вор Абдурахман. Он «подслушивал разговор между скупым баем и Матмусой и решил: «Наверно, у этого бая есть большие деньги».
Тайком вор Абдурахман направился следом за Матмусой.
Им навстречу шел, позванивая колокольчиками, караван верблюдов. Матмуса остановился, как вкопанный, а вор Абдурахман сорвал с плеча у него поясной платок и убежал. Он бежал так быстро, словно вместо двух ног у него стало четыре, и вскоре уже стучался в ворота байского дома.
— Эй, хозяйка!—позвал он.
Жена скупого бая тотчас же откликнулась:
— Кто там?
— Уважаемый бай, ваш муж, сделал на базаре покупки,— сказал вор Абдурахман.— Хотел он послать Матмусу, да тот куда-то запропастился. Вместо него послал ваш супруг меня, сказав: «Пусть жена даст золото, что в бязевом мешке, а ты принеси его мне на базар».
Вор Абдурахман дал жене скупого бая поясной платок. Она завязала в него золото и отдала.
Вор Абдурахман взял золото, высыпал его в карманы и пошел восвояси. На середине дороги он встретил Матмусу.
Пройдя мимо него, он бросил на землю поясной платок и закричал:
— Эй, друг!
Матмуса обернулся. Вор Абдурахман тогда сказал;
— Вы потеряли поясной платок! Поднимите!
«Оказывается, я уронил поясной платок, а я было подумал, что его у меня украли»,— сказал себе Матмуса, Он подобрал с земли платок и продолжал свой путь.
Придя в дом Хозяина, он позвал его жену:
— Эй, хозяйка! Жена откликнулась:
— Чего тебе, Матмуса?
— Уважаемый бай велел вам передать, чтобы вы дали золото из бязевого мешка и чтобы я принес ему его. Вот он и поясной платок прислал.
Жена бая воскликнула:
— Сколько раз муж будет посылать за золотом? Недавно тут пришел один и сказал: «Уважаемый бай велел дать золото из бязевого мешка!»—и унес его с собой.
Матмуса поспешил вернуться на базар и сказал скупому баю:
— Хозяин! Вы до меня послали человека к себе домой. Оказывается, он взял золото. Я пришел ни с чем.
Услышав эти слова, скупой бай окаменел и глаза у него полезли на лоб.
Купцы, продавшие скотину и товар скупому баю, все говорили:
— Уважаемый бай! Отдайте наши деньги. Уже близится вечер. Нам нужно сделать покупки и возвращаться домой. Вы очень долго заставляете нас ждать.
Бай, - наконец, пришел в себя и заохал:
— Ох, меня покарал аллах! Ох, ваши товары и скотину я не возьму. Пусть каждый берет свое и уходит.
Купцы обиделись:
— Эх ты, скупой бай! Ты дурачил нас и сам опозорился.
Долго они ругали бая и, наконец, ушли.
Бай, подумав, решил, что кроме вора Абдурахмана больше никто не смог бы с ним сыграть такую злую шутку, сел на коня и поехал к нему.
Вор Абдурахман вышел на стук, видит — приехал бай.
— А, пожалуйте, уважаемый! Слезайте с коня, заходите. Готов служить вам.
Про себя вор Абдурахман подумал: «Чтоб тебе пусто было, бай. Вижу, ты почувствовал, что золото взял я».
Оп разостлал перед баем дастархан, приготовил плов.
Скупой бай не мог решиться начать разговор о своем горе и остался ночевать у вора Абдурахмана. Назавтра он тоже не ушел. Прошло три дня, а он все гостил.
«Когда же уйдет скупой бай?» — подумал вор Абдурахман.
Сорок дней не уходил скупой бай. Вор Абдурахман как ни в чем не бывало кормил его и его коня, продолжая вежливо ухаживать за ним, как за дорогим гостем.
Наконец вору Абдурахману надоело, и он сказал:
— Уважаемый бай! Говорят же — гость три дня. Ладно, пусть десять дней. Вы уже сорок дней гостите и даже не собираетесь домой! Может быть, у вас есть ко мне какое-либо дело? Бай ответил:
— Хорошо, скажу! Ты взял у моей жены тысячу золотых или нет? Если брал, скажи. Если нет, дай клятву: «Чтобы моя жена была со мной разведена, если я брал!»
Услышав эти слова, вор Абдурахман громко захохотал и заявил:
— Бай, откуда вы узнали?
— Есть ли еще такой ловкий мастер-вор, как ты?— сказал скупой бай.— Кроме тебя, никто не мог взять.
Вор Абдурахман ответил:
— Верно, бай! Ваши деньги я взял. Из них один золотой я истратил. Без одного золотого тысяча золотых лежит в укромном месте.
Он принес тысячу золотых без одного и отдал баю. Бай пересчитал червонцы, положил в бязевый мешок и опустил себе в карман, но не уехал, а остался гостить у вора Абдурахмана. Прошло еще десять дней.
Потеряв терпение, вор спросил скупого бая:
— Почему же теперь вы не уезжаете? Бай ответил:
— Ты сам сказал, не хватает одного золотого. Не отдашь — не уеду.
— Я вас и вашего коня кормил пятьдесят дней,— сказал вор Абдурахман.— Я потратил больше, чем один золотой.
Скупой бай возразил:
— Ты за кого меня принимаешь? Я с тебя не прошу платы за то, что тысяча моих золотых пятьдесят дней лежала у тебя, а ты с меня просишь плату за то, что я у тебя был пятьдесят дней? Не уйду, пока не получу один золотой.
Тогда вор Абдурахман сказал своей жене:
— Скупой бай не желает уезжать, пока не получит золотой! Ночью я притворюсь мертвым. На заре ты встанешь и разбудишь детей. Ты будешь приговаривать: «Мой господин!»— и плакать. Дети будут приговаривать: «Наш отец!»— и тоже плакать. Тут бай и уберется восвояси.
Вечером вор Абдурахман повязал голову и, стеная, вошел к скупому баю и сказал:
— Вай! Мне что-то очень плохо, не умереть бы мне. Если со мной что-либо случится, вы уж помогите, один-два золотых дайте на саван.
Сказав так, он ушел.
Утром жена вора Абдурахмана принялась причитать и плакать: «Мой господин!». Дети закричали: «Наш отец!».
Собрались соседи и родственники. Они тоже начале плакать.
А вор Абдурахман лежит неподвижно, притворившись покойником.
Но скупой бай не уехал. Он взял в руки веник и ведро, подмел и полил двор и улицу. Со всего квартала народ собрался на похороны.
Тут скупой бай сказал людям:
— Мы, да насладится душа его в раю, были с ним большие друзья. Каждую лепешку делили пополам. Пятьдесят дней я у него гостил, пятьдесят дней он меня не отпускал. Мы договорились с ним, если один из нас умрет, то другой сам собственными руками обмоет тело покойного, собственными руками уложит в могилу. Я сам согрею воду, сам обмою его, сам надену на него саван.
— Раз так, не будем приглашать обмывателя трупов,— сказали родственники.
Бай нарезал и принес колючих ветвей. Поставил на очаг котел и согрел воду. Выпроводив всех из комнаты и поливая вора Абдурахмана горячей водой, бай стал тереть ему тело колючими ветвями, пока не показалась кровь.
— Лежи не лежи, а пока не отдашь золотой, не избавишься от меня!— приговаривал скупой бай.
Но вор Абдурахман лежал и терпел. Ничего не добившись, скупой бай надел на вора Абдурахмана саван. Вошли люди, положили его на носилки и унесли бегом на кладбище.
Выкопали в боковой стенке могилы нишу, положила вора в нее и засыпали землей.
— Эй, народ!— сказал скупой бай.— У нас с покойником был уговор, если кто из нас умрет то другой после смерти три дня проведет на его могиле.
Скупой бай остался па кладбище караулить могилу, а народ разошелся. Когда наступила ночь, бай раскопал могилу и вытянул вора Абдурахмана наверх, приговаривая:
— Не думай, что, если ты притворился мертвым, тебе удастся присвоить золотой.
Приговаривая так, он пинал вора Абдурахмана ногами. Тот не выдержал и давай бить скупого бая. Услышав их возню, пришел могильщик. Подумав, что два мертвеца вышли из могил и дерутся, он испугался и убежал.
Скупой бай и вор Абдурахман долго дрались и, наконец, обессилев, свалились между могил и остались лежать.
В эту ночь сорок воров, забравшись в царское казнохранилище и похитив много золота, пошли делить его на кладбище.
Они постелили халат и начали делить золото, приговаривая: «Это тебе, это тебе, а это мне!».
Вор Абдурахман, услышав голоса разбойников, притаился и лежал молча. А бай подумал: «Да я попал на золотой прииск».
Один из разбойников сказал:
— Кончайте, уже светает. Надо поскорее отсюда уходить.
Боясь, что золото уйдет, скупой бай забеспокоился и, подняв голову, стал таращить глаза. Один из разбойников увидел бая и напугался, но другой его успокоил:
— Это же покойник лежит! Чего ты боишься? Разбойники протянули руки к своему золоту. Скупой
бай вскочил. Вслед за ним вскочил и вор Абдурахман.
Разбойники, перепугавшись насмерть, побежали. Золото поделили между собой скупой, бай и вор Абдурахман.
Тут скупой бай сказал:
— Теперь отдай мой золотой! Вор Абдурахман удивился:
— Неужели ты не насытился, получив столько золота? Скупой ответил:
— Не буду сыт, пока не отдашь золотой! Отдавай! Вор Абдурахман разозлился:
— Не дам! Они опять подрались. Разбойники, убегая с кладбища, сказали друг другу:
— Эх, неужели мы столько золота оставим мертвецам и так уйдем?
Они вернулись и услышали, что кто-то дерется в темноте из-за одного золотого. Тогда разбойники решили, что покойники ожили на кладбище и поделили золото между собой, но кому-то не хватило одной монеты, и вот из-за этого они дерутся!
Еще больше перепугавшись, разбойники поспешили скрыться.
Тем временем вор Абдурахман устал драться и сказал!
— Нет, видно, не избавлюсь я от этого жадного бая! Сунул он ему один золотой и ушел, а бай отправился к себе домой.
Пересказ и обработка С. Ибрагимова. Перевод М. Шевердина

»  Профессиональные Семена оптом смотрите на semenasad.ru.
Copyright © 2010 "Детская территория" Авторские права на дизайн, подбор и расположение материалов принадлежат cterra.com
Все материалы представлены здесь исключительно в ознакомительных целях, любое их коммерческое использование запрещено.


Карта сайта