Ыраскал


Давным-давно, когда еще боги ходили по земле и люди знали язык зверей и птиц, жил-был охотник по имени Пик. Охотился он только на зверей, а птиц не трогал — уж очень нравилось ему их пение.
Жил охотник одиноко, и хотя подумывал о женитьбе, подходящей невесты не находил. Ему хотелось иметь жену проворную, как пигалица, и голосистую, как соловушка, а такие на каждом шагу не попадаются.
Однажды осенью, гоняясь за волком, он забрел в незнакомые места, в глухие присурские леса. Застигла его посреди леса ночь, кругом ни живой души, ни птичьего голоса. Только впереди, в дремучей чаще, мерцает огонек. Пошел он на тот огонек, видит — избушка стоит, а в избушке катается по полу молодая баба и тяжко стонет:
Постучался Пик в окно, попросился ночевать.
— Ночуй,— ответила хозяйка.— Только я должна вот-вот рожать, так что ты лучше ложись под сенями, рядом с овцой, там на сене тебе будет и теплее, и спокойнее.
Пик лег под сенями рядом с овечкой и скоро заснул. Разбудил его детский крик:
— Уа- уа!
А когда проснулся и прислушался, то услышал, что в сенях разговаривают меж собой боги.
— Какой Ыраскал* записать в книге новорожденной? — спрашивает Пюлехсе.
— Запиши в книге судеб,— отвечает Пихамбар,— что, когда она подрастет, выйдет замуж за охотника Пика, который ныне ночует рядом с овцой роженицы.
Злость и досада на богов взяла Пика: мыслимое ли дело ждать, когда подрастет только что родившаяся невеста? Да и что за честь жениться на лесной девчонке?
До самого утра не мог уснуть Пик, все думал, как бы изменить решение богов. Однако спорить с богами опасно, а что-нибудь просить Пик не любил ни у кого, даже у самих богов — не такой был человек!
Утром, когда боги ушли своей дорогой, а хозяйка отправилась на речку за водой, Пик зашел в избу, пронзил копьем девочке бок и тут же убрался из этого несчастного места.
Идет он по лесной тропинке, видит — катится навстречу золотой пояс. Шедшие впереди боги тоже заметили пояс, и Пюлехсе спрашивает Пихамбара:
— Как решим: куда ему катиться? Может, отдадим охотнику Пику?
— Зачем бедняку Пику такой дорогой пояс? — отвечает Пихамбар,— пусть катится во двор барина, который владеет этими лесами. Добро к добру!
Пик слышит разговор богов, и опять обида его берет, но он молчит: не такой человек охотник Пик, чтобы что-то у кого-то — пусть даже у самих богов! — вымаливать-выпрашивать.
Между тем золотой пояс со звоном покатился на двор лесного барина.
Идут боги дальше, и Пик идет за ними. Навстречу по лесной тропинке бежит голодный волк. Завидел богов волк, просит у них еды. Пихамбар ему говорит:
— Беги этой тропой до избы женщины, которая нынешней ночью родила дочь, и съешь у нее последнюю овцу,— и показал волку дорогу.
Окончательно вышел из себя Пик и погнался за волком. «И так я обидел бедную женщину, убил ее дочку, а тут еще и на последнюю овцу боги волка насылают,— думает Пик.— Не быть тому, хоть овечку для несчастной сохраню».
Настиг он перед самой избой волка, убил, а шкуру в сени, как плату за ночлег, бросил. И тут же обратно Пюлехсе и Пихамбара догонять побежал.
На этот раз Пик бежал долго и, когда нагнал богов, то вконец истомился и во рту у него до того пересохло, что он не мог даже попросить у богов воды, а лишь пальцем показал на горло.
— Ступай вот по этой дорожке,— сказал Пихамбар, указывая на узкую тропу, которая вела в непролазную чащу.
Пик с трудом продрался сквозь лесные дебри и увидел мутный ручей. Берега у него были все в ржавчине, а вода кишела всякими гадами и пахла гнилью. Как ни мучила его жажда, все же такую воду он пить не стал.
Опять догнав богов, Пик сказал:
— Вы, наверное, наказываете меня за новорожденную. Но сами посудите: как мне ждать семнадцать лет?! Не гневайтесь на меня, о боги, и укажите, где чистая вода, а то я совсем умираю от жажды.
Тогда Пихамбар послал охотника по другой тропе. Она была утоптанная и гладкая, как ток. Пик вышел по ней к светлому ручью и утолил жажду.
Боги подождали его и, когда он к ним подошел, сказали:
— Вот ты ропщешь на судьбу бедняка, на то, что боги до сих пор не дали тебе в жены девушки, какая бы тебе понравилась. А не знаешь, что на том свете будешь пить чистую воду, а богачи будут утолять жажду мутной водой. Живи сейчас в нужде и не противься воле богов и будешь вознагражден сторицей в своей второй жизни.
На том они и расстались; боги пошли своей дорогой, а Пик — своей.
Не понравились охотнику обещания хорошей жизни на том свете. Ему хотелось хорошо пожить на этом!
Много ли, мало ли с тех пор времени прошло, отправился Пик на охоту в заволжские леса.
Как-то ходил он день-деньской, ходил, а ничего не выходил, никакого зверя не встретил. Уже совсем отчаиваться начал, как вдруг видит: на краю большого озера зашевелились камыши, и из тех камышей показалась голова белой лебеди. Пик был так голоден, что забыл о своем правиле не трогать птиц, натянул тетиву лука и пустил стрелу в лебедь. А та как застонет да заговорит человечьим голосом:
— Вынь, добрый молодец, стрелу, а то я умру и ты останешься вечным бобылем!
Послушался Пик лебеди, проворно вынул стрелу. Лебедь и говорит:
— Я не лебедь, я девица-сирота, это злая колдунья-мачеха превратила меня в птицу озерную. Женись на мне, и я снова стану человеком.
Пик обрадовался, что сам, без помощи богов, нашел птицу-невесту и сказал:
— Женюсь, если обернешься в девушку, проворную, как пигалица и голосистую, как соловушка!
Только он сказал эти слова, как вместо белой лебеди встала перед ним светлокудрая красавица и запела-залилась майским соловьем:
В камышах, по мелким камушкам
Как течет ли река, река быстрая.
Пусть уносит она в море синее
Все проклятия моей мачехи...

Но петь-то красавица поет, а все зачем-то руку к левому боку прижимает.
Пик заметил это и спрашивает:
— Что ты все левый бок зажимаешь, будто рану закрываешь?
— А это рана и есть,— отвечает девица.— От твоей стрелы. Залей ее медвежьим жиром, и все заживет.
Как всякий настоящий охотник, Пик всегда носил про запас медвежий жир. Он залил рану жиром, и она стала на глазах заживать. Девица-красавица снова запела, изливая в песне радость своего освобождения от чар злой колдуньи. А Пик послушал, да и тоже стал подпевать. Он пел о своей счастливой судьбе, о невесте — белой лебеди, которую сам нашел, а не по воле богов получил.
И зажил он в любви и мире с молодой женой на берегу озера, которое сам же назвал Лебединым. Еще не так давно чуваши показывали на зеленый холм, что высится на берегу озера за Волгой, и говорили, что здесь когда-то стояла изба славного охотника Пика и его жены-лебеди.
Давно все это было. А люди и по сей день помнят охотника Пика и не трогают лебедей.
_____
* Ыраскал — судьба, счастье
Чувашская волшебная сказка. Перевод Семёна Шуртакова

»  Купить полиэфирный грунт по низкой цене в интернет-магазине https://interprom-rus.ru/.
Copyright © 2010 "Детская территория" Авторские права на дизайн, подбор и расположение материалов принадлежат cterra.com
Все материалы представлены здесь исключительно в ознакомительных целях, любое их коммерческое использование запрещено.


Карта сайта