Дары Аллаха


Жил, говорят, в одной деревне очень набожный человек — Хисам. День и ночь сидел он на молитвенном коврике — все молился.
Обращается к аллаху и восклицает:
— О, аллах! Спаси и помилуй меня от всех бед и напастей! Ниспошли мне счастья и богатства! Ниспошли мне дары свои, о могущий аллах!
Смотрела на него жена и сердилась: ведь коврик — не поле, на нем хлеба не вырастишь, молитвами сыт не будешь!
Слушала Зейнаб, слушала, как муж молится, о чем аллаха просит, да и говорит однажды:
— Ох, и проучу я тебя, бездельника! Рассердился Хисам на жену и закричал:
— Не мешай моим молитвам!
Ничего не ответила ему Зейнаб, но решила над ним посмеяться.
Однажды Хисам прервал свои молитвы, запряг лошадь и поехал в поле пахать. В полдень понесла ему Зейнаб в узелочке еду. Идет она мимо реки и видит, сидят на берегу рыбаки и рыбу ловят.
— Удачи вам! Богатого улова! — пожелала рыбакам женщина.
— Спасибо! — отвечают рыбаки.— Подожди немного—не вытащим ли рыбки на твое счастье!
Закинули рыбаки сеть в воду и вытащили много-много рыбы. Обрадовались рыбаки и отдали половину улова жене Хисама. Поблагодарила рыбаков женщина, завернула рыбу в платок и поспешила дальше.
А Хисам ждет - не дождется жены: очень устал с непривычки да и проголодался сильно.
И вот наконец пришла жена и отдала мужу узелок с едой. Хисам принялся за обед, а Зейнаб домой направилась. Тут она и придумала свою хитрость: идет по пашне, вынимает рыбу из платка и незаметно в борозду кидает.
Поел Хисам, отдохнул немного и снова пахать начал. Идет за сохой — что такое! — рыба в борозде лежит. Удивился Хисам, подобрал рыбу и дальше пошел.
Видит — опять рыба валяется. И еще! И еще! Тогда Хисам обрадовался очень и закричал вслед жене:
— Погляди-ка, Зейнаб! Аллах ниспослал мне свои дары! Видно, дошли до всевышнего мои усердные молитвы! Аллах накидал мне с неба рыб в борозду!
Взглянула Зейнаб на «дары аллаха» и притворилась, будто очень удивлена. А Хисам отдал ей рыб и сказал:
— Иди поскорее домой и зажарь этих небесных рыб к моему возвращению!
Пришла Зейнаб домой, почистила всю рыбу, посолила ее и спустила в погреб. А для Хисама лапши наварила.
Вечером приехал с поля Хисам. Сел он за стол — жареной рыбы дожидается. А жена ставит перед ним большую миску с лапшой.
— А где же рыба?
— Какая рыба? — удивляется жена.
— Да та самая, которую я в поле подобрал! — говорит Хисам.
Отвечает ему Зейнаб:
— Опомнись, Хисам! Бывает ли в поле рыба?! Откуда ей там взяться!
— Мне ее аллах ниспослал за молитвы мои усердные! Я эту рыбу тебе отдал и велел зажарить к моему возвращению! — кричит Хисам.
— Не видала я никакой рыбы! — кричит Зейнаб.— Если твой аллах побросал тебе рыбу, пусть он и зажарит ее для тебя.
Долго спорили муж с женой. Скоро на их крики даже соседи сбежались.
— Что случилось у вас? — спрашивают.— Отчего вы оба так кричите?
— Нашел я в поле несколько рыб. Отдал их жене и велел зажарить к моему возвращению! — рассказывает им Хисам.— А жена говорит, что не видала никакой рыбы!
— Да разве рыба водится в поле? — удивляются соседи.
— Если аллаху угодно, то и в поле рыба может появиться! — отвечает Хисам.
«С ума сошел наш Хисам»,— думают соседи. Связали они его по рукам и ногам и уложили на постель, а потом привели муллу.
Мулла важно сказал:
— Видно, в него вселился бес! Молитвами и заклинаниями нужно изгнать!
Услыхал эти слова Хисам и говорит:
— Подожди, хазрет*, молиться да заклинать! Ты лучше скажи, может ли по воле аллаха рыба появиться в поле? Я говорю, что аллах всесилен, а вот они не верят!
Растерялся мулла. Не знает, что и отвечать. «Если сказать, что по воле аллаха рыба может и в поле появиться, тогда ведь надо будет эту рыбу найти! А где ж ее искать? — думает мулла.— Тогда люди и меня сочтут глупцом — станут надо мной смеяться. А если сказать, что не может рыба в поле очутиться, значит, признать бессилие аллаха. Тогда мне никто и верить не станет, и в мечеть больше ходить не будут!»
Молчит мулла. И говорит тогда Хисам:
— Наверное, хазрет, и ты не веришь в силу аллаха всевышнего? Какой же ты тогда мулла?!
Совсем тут мулла испугался и говорит торопливо:
— Надо поскорей выгнать из тебя беса! Это он говорит твоими устами!
И мулла принялся быстро шептать над Хисамом свои молитвы и заклинания. Хисам-агай лежал молча. Видит мулла, что Хисам притих, и говорит:
— Развяжите его! Видно, оставил его бес! Теперь уж он выздоровеет!
Сказал так мулла и вышел поскорее из дома Хисама. Когда ушел мулла и разошлись соседи, Хисам задумался, а потом и говорит жене:
— Что же это со мной случилось?
— Посмешищем стал ты, Хисам, со своими рыбами! — отвечает ему жена.
— Может, я и вправду с ума сошел! — не унимается Хисам.— Я ведь отдал тебе несколько рыб...
Смеется Зейнаб:
— Отдал! Только один ты и думаешь, что их тебе аллах с неба послал! А это я их сама в борозду покидала! Говорила я, что проучу тебя. Вот и проучила! Перестань молиться, Хисам, а то и вправду с ума сойдешь!
___
* Хазрет — вежливое, почтительное обращение к мулле.
Татарская сказка

»  nissan dualis on Jiji Kenya
Copyright © 2010 "Детская территория" Авторские права на дизайн, подбор и расположение материалов принадлежат cterra.com
Все материалы представлены здесь исключительно в ознакомительных целях, любое их коммерческое использование запрещено.


Карта сайта